Логин Заголовок

На главную

Гордиенко Елена, журналистка

Гордиенко Е.В.,студентка СПбГУ

Оставил ли Завещание Плеханов - "духовный отец" Ленина?

Однажды лидер австрийских социал-демократов Виктор Адлер полушутя, полусерьезно заметил Плеханову: "Ленин - ваш сын". В ответ он тоже получил шутку: "Если и сын то, очевидно, незаконный".

"Я до сих пор думаю, что тактика большевиков представляет собою совершенно незаконный вывод из тех тактических положений, которые проповедовал я, опираясь на теорию Маркса и Энгельса".

(Г.В. Плеханов)


            Краткая справка из учебника истории: Георгий Валентинович Плеханов (11 дек. 1856 - 30 мая 1918), революционная кличка "Жорж", первый русский марксист, выдающийся мыслитель, один из создателей РСДРП, учитель, а затем и политический оппонент В.И. Ленина.

            За этими невыразительными строчками скрывается нелегкая судьба человека, принимавшего самое деятельное участие в создании отечественной истории. И в час, когда развалины тщательно воздвигаемой идеологии погребли под собой былых "вождей пролетариата" , Плеханов оказался одним из немногих уцелевших исторических авторитетов. Его философские труды, в частности, стали платформой для создания в конце 90-х крупной социал-демократической партии, которую возглавил экс-президент СССР Михаил Горбачев.

             Историческую "живучесть" Плеханова предвидел Ленин, и опасался Сталин. И в то же время им с прискорбием пришлось признать, что фигура основателя российской социал-демократии от советской истории неотделима. И на своем опыте проверить справедливость старинной поговорки: "Из песни слова не выкинешь". Всего через три года после смерти Плеханова, в 1921 году, Ленин писал: "нельзя стать сознательным, настоящим коммунистом без того, чтобы изучать - именно изучать - все, написанное Плехановым по философии, ибо это лучшее во всей международной литературе марксизма". И это, повторяю, всего лишь три года спустя после легендарных похорон Плеханова, в которых демонстративно отказались участвовать петроградские коммунисты во главе с их лидером Григорием Зиновьевым, т.к. покойный, по мнению большевиков, изменил под конец жизни пролетарскому делу. Организацию похорон взяла на себя группа "Единство", духовным вождем которой был Плеханов, а также Собрание уполномоченных от фабрик и заводов Петрограда, где тон задавали меньшевики. По оценкам очевидцев, за гробом шло не меньше десяти тысяч человек. В крайне политизированной обстановке того времени похороны Плеханова неизбежно приобретали оттенок некой антибольшевистской фронды. В тот момент в Плеханове видели прежде всего непримиримого противника и одновременно жертву нового порядка. Строки из дневника поэтессы Зинаиды Гиппиус, лично знавшей Плеханова, как нельзя лучше выразили мнение многих представителей русской революционной и либеральной демократии: "Его убила Россия, его убили те, кому он, по мере своего разумения, служил сорок лет. Нельзя русскому революционеру быть 1) честным, 2) культурным, 3) держаться науки и любить ее. Нельзя ему быть европейцем. Задушат. При царе еще туда-сюда, но теперь, при Ленине - конец" . Поэтому прийти на похороны Плеханова значило молчаливо продемонстрировать свое негативное отношение к большевистской диктатуре. Советские историки четко разделили деятельность Плеханова на правильную и полезную - до их раскола с Лениным и абсолютно ошибочную, даже "антипролетарскую" - после раскола. Таким образом, складывалось двойственное отношение и к его работам: на фоне пропаганды "удобных" трудов Плеханова были полностью преданы забвению работы последних лет, в которых звучала неприкрытая критика Ленина и большевизма. И так же как Ленин когда-то перекроил на свой манер идеи Плеханова, которого признавал одним из своих "учителей", советские ученые продолжали перекраивать плехановское культурное наследие: выбирали "годные" куски, а "лишние" и крамольные - отрезали, отбрасывали.

            К концу 20-х годов, по мере формирования культа Ленина и возрастания влияния в партии Сталина, всегда с подозрением и неприязнью смотревшего на "отца русского марксизма", наметившаяся было оттепель в отношении к Плеханову, сменилась резкой критикой его ошибок и идейных шатаний. При всей невозможности полностью убрать Плеханова из анналов советской истории, его позиция меньшевика и оборонца ни коим образом не устраивала Сталина. В 1930 году генсек дает директивную установку: "Плеханова надо разоблачить. Он всегда свысока относился к Ленину". К счастью, разоблачать Плеханова можно было уже только посмертно. Он успел умереть за долгих 12 лет до вышедшей директивы, в санатории Питкэярве близ Териоки, Финляндия, порвав с большевиками и отрекшись от меньшевиков.

            Сегодня, в эпоху полного отрицания революционного прошлого и очернения марксизма, на первый план выступает Плеханов-просветитель, Плеханов-патриот, Плеханов-предсказатель краха большевизма и критик ленинизма. При этом пиком его политической карьеры объявляется 1917 год, когда Плеханов якобы разочаровался в революции и стал убежденным реформистом, тогда как сам он до конца жизни считал себя революционером, выступая лишь против несвоевременных, неподготовленных и авантюристических псевдосоциалистических переворотов, а не против революций вообще. Путь, предлагаемый Плехановым, остался альтернативой, которую многие современные историки и политики считают предпочтительней пути Ленина. Но, в отличие от ленинского, он не был проверен на многострадальной России экспериментально.

"Утерянное" завещание?

Письма:

Н.И. Нижегородов - Клоду Бато-Плеханову

08.12.99.

             Уважаемый господин К. Бато, Рад сообщить Вам, что "Политическое завещание" Вашего великого деда, Г.В. Плеханова, было напечатано 01.12.99. в приложении к издаваемой в Москве "Независимой газете" под грифом "Хранить вечно"…

            Как только получу названную газету, вышлю Вам экземпляр с тем, чтобы Вы… смогли составить собственное впечатление об этом историческом документе. Основная мысль этого документа сводится к тому, что Г.В. Плеханов отвергал изменения, которые несет революция, отдавая предпочтение эволюции. Он также с удивительной точностью предсказал, что произойдет с социализмом Ленина в России. Все люди, которые прочли этот документ, потрясены глубокими мыслями Г.В. Плеханова и верят, что никто не мог написать столь значительного документа, кроме самого Г.В. Плеханова…

Искренне Ваш Н.Нижегородов.

Клод Бато-Плеханов - Н.И. Нижегородову

21.12.99

            Уважаемый мистер Нижегородов, Спасибо за письмо и добрые пожелания…

Что касается "Политического завещания Г.В.Плеханова", моего деда, то должен Вам сказать, что я никогда не слышал о таком документе. О нем никогда не упоминала в своих разговорах со мной бабушка, как не было никаких сведений и в письмах, которыми она и дед обменивались почти ежедневно.

Я сделаю запрос в Амстердам и Санкт-Петербург, Дом Плеханова, относительно распоряжений Плеханова, однако сомневаюсь в подлинности документа, о котором никогда не слышали. Как и где он был обнаружен?

Я наведу дополнительные справки обо всем этом и дам Вам знать… Искренне Ваш Клод Бато.

Кто автор завещания?

            Итак, "Политическое завещание Плеханова" выплыло из небытия в декабре 1999 года и оказалось опубликованным на страницах приложения к "Независимой газете" под грифом "Хранить вечно".Общий пророческий тон Завещания открывал в Плеханове некоего нового Нострадамуса, создавшего,как известно популярнейший бестселлер.

            Откуда материализовалось это Завещание 80 лет спустя? Кем и Когда оно было написано? Версий великое множество. Для кого-то появление Завещания стало лишним доказательством незаурядной личности Плеханова, сумевшего на смертном одре (презрев телесную слабость и периодически идущую горлом кровь) кратенько, эдак на 27-ми машинописных листах, подвести итоги всей своей политической деятельности и с мистической ясностью прозреть будущее. Кто-то обвиняет в "составительстве" своих оппонентов.

             По другой версии, высказанной председателем программно-политической комиссии СПб Региональной Организации Российской Объединенной Социал-демократической партии (РОСДП) Волковым Вадимом Викторовичем, Завещание могло быть создано еще в конце 80-х, когда некоторые члены руководства КПСС пришли к выводу о необходимости развенчания коммунистической идеологии. С учетом тогдашнего состояния умов решили двигаться в этом направлении постепенно: развенчав Сталина путем противопоставления ему Ленина, нужно было в свою очередь раскритиковать фигуру Ленина. Для этого требовалась авторитетная личность очень крупного масштаба, и, похоже, единственной кандидатурой мог быть сам основоположник русского марксизма - Плеханов. В этой-то связи, в качестве одного из вариантов "развенчания" и могла появиться мысль составить "Завещание", по аналогии с так называемым "Завещанием" Ленина. Но то ли кто-то "наверху" отверг идею, то ли события стали развиваться слишком быстро, но составленный текст не был тогда опубликован. А в 1999, на фоне создания в России крупной социал-демократической партии, извлечение на свет божий "Политического завещания Плеханова" оказалось как нельзя кстати.

             Вокруг сенсационного исторического открытия началась ожесточенная полемика. Интересно то,что директора домов-музеев Плеханова в Санкт-Петербурге и Липецке заняли в вопросе подлинности Завещания диаметрально противоположные позиции, и оказались наиболее непримиримыми противниками. Сухие малоинтересные широкому кругу читателей научные изыскания превратились в захватывающую детективную историю. Сторонники и противники "Завещания" выступают в лучших традициях западных судебных трений. Судьей в этих трениях, объективным и беспристрастным, предстоит выступить Вам.

Николай Нижегородов: "Как этот документ попал в мои руки"

            История, рассказанная Николаем Нижегородовым, несмотря на солидный объем, как ни странно,меньше всего содержит подробности о том, каким же собственно образом Завещание "попало в его руки". В то же время генеалогическое древо автора рисовано так тщательно, что своими бесконечными перечислениями и монотонностью может соперничать с Ветхим Заветом: "Сим родил Арфаксада, Арфаксад родил Салу, а Сала родил…".

            Так свою "родословную" он рассказывает, начиная аж с 1812 года, упоминая предка казака Нижегора, и рассматривает трансформацию имени "Нижегор" в фамилию Нижегородов. Приблизительно на двух страницах повествуется история семьи крепостных крестьян Нижегородовых, при чем мне удалось насчитать по крайней мере 10 предков автора, чья подробно описанная биография не имеет ни малейшего отношения к судьбе Завещания.

            В двух словах: прабабушка Николая Нижегородова была крепостной крестьянкой отца Г.В. Плеханова. В Липецком Строительном техникуме студенту Нижегородову преподавал Георгий Васильевич Барышев. В некоторой мере причастность обоих к семейству Плехановых сблизила ученика и преподавателя.

            "Постепенно от Георгия Васильевича, который, по его словам, был дальним родственником старшей сестры Георгия Валентиновича - Плехановой Любови Валентиновны (по мужу Граниковой), - я узнал многое о Плеханове, особенно о его последнем годе жизни. И, в частности, о том, что он в апреле 1918 года, будучи прикованным к постели, продиктовал своему другу Л. Дейчу "Политическое завещание", которое никогда не было опубликовано и которое затем хранилось Сергеем Григорьевичем Плехановым (племянником Георгия Валентиновича) до 1937 года. В конце 1937 года сибирские дороги Барышева пересеклись где-то с тюремными путями Сергея Григорьевича, который как политический был осужден на 10 лет. Предчувствуя близкий конец, Сергей Григорьевич передал (или сказал, где они находятся) Барышеву закодированное Завещание и некоторые другие документы. Ключ к расшифровке Завещания просил запомнить. В дальнейшем, уже в 50-х годах, Барышев расшифровал Завещание и хранил его до последних дней своей жизни.

            Барышев неоднократно возвращался к теме "Завещания", к его, как он говорил, "крамольному" содержанию. Как-то я попросил Георгия Васильевича разрешить мне ознакомиться с этим документом. Поколебавшись, он не только разрешил мне прочитать расшифрованное Завещание, но и переписать его. Потом он ознакомил меня с "Историей написания Завещания", которую записал Сергей Григорьевич со слов Л. Дейча 30 июня 1918 года, и также позволил ее переписать. В 1997 году, когда я интенсивно занимался поисками зашифрованного Завещания, я узнал, что он (Барышев) скончался в мае 1974 года, не дожив трех лет до открытия в Липецке Дома-музея Г.В. Плеханова.

            После 1991 года мне потребовались семь с лишним лет и тесное сотрудничество с Бережанским Александром Самуиловичем - директором Дома-музея Г.В. Плеханова в г. Липецке, чтобы убедиться в том, что документ, которым я располагаю, действительно был продиктован Плехановым".

"Известия" в Завещание не поверили

            О существовании "Политического завещания Плеханова", его последний "хранитель" Николай Иванович Нижегородов, кандидат физико-математических наук, доцент, преподающий в Ботсванском университете (Африка), сообщил в ноябре 1999 г. в редакцию газеты "Известия". "Известия" отправили текст "Завещания" на экспертизу в Санкт-Петербургский Дом Плеханова, не раскрывая имен публикаторов. Вскоре директор Дома Плеханова Татьяна Ивановна Филимонова дала исчерпывающий отрицательный ответ: "…читать опус было НЕИНТЕРЕСНО, если выразиться точнее, то просто СКУЧНО. "Войти в анналы" с представленными в документе идеями нельзя - не тянут даже на известные исторические аналоги, и остается предположить, что некто просто вознамерился использовать имя Плеханова в нечистоплотной политической игре накануне предстоящих событий. Таким примерам, к несчастью, несть числа… Лексика, понятийный аппарат "моего Завещания", представляющие собой…смешение разрозненных цитат из работ Плеханова и современной публицистики, говорят о компилятивном характере документа: "ответственность перед Историей", "россияне", "идеи пантюркизма и геноцид армянского народа", и т.п. Создается впечатление, что Плеханов, прежде чем написать "мое Завещание", основательно проштудировал и некритически освоил сегодняшние периодические издания, отказавшись от применения понятийно-категориального аппарата современной ему эпохи. Стиль документа… свидетельствует не только о незнании архивных источников…, но и давно опубликованных. Нужно было пройти мимо языка Плеханова, чтобы позволить себе приписать ему красоты типа "труд является источником всех богатств и если он будет свободным и заинтересованным" и массу других, столь же нелепых и пустых.

            Принципиальная невозможность написания такого "документа" состоит в том, что ученый и политик ранга Плеханова не мог не отдавать себе отчета относительно того, что подобное "предвидение" и "напутствие", вместе с запоздавшим "анализом" своих ошибок (и в отношении Ленина в том числе), к моменту "явления народу" окажется вне времени и места…"

.

Т.И. Филимонова: "Как делаются "открытия" в исторической науке"

            "В ноябре 1998 г. А.С. Бережанский (директор липецкого Дома-музея Плеханова) в течение нескольких дней работал в Доме Плеханова (в Санкт-Петербурге)… Появившись, он… поинтересовался, что мне известно о политическом завещании Плеханова. Несколько удивившись столь необычной для специалиста-историка идее, тем не менее, решив, что это всего лишь не очень удачная шутка, я ответила, что если бы такое завещание существовало, то Дом Плеханова его бы давно опубликовал. Славы ради, хотя бы.Намерения Александра Самуиловича "найти" завещание оказались в высшей степени серьезными, горячая убежденность в том, что "такой человек, как Плеханов, не мог уйти, не предупредив Россию о том, что ее ждет", оказались стеной, о которую разбивались приводимые мною доводы… Обычно ограничивавшийся чтением уже опубликованных материалов, в этот приезд Александр Самуилович читал документы из фонда…, относящиеся к последнему году жизни Георгия Валентиновича в России… в частности письма С.Г. Плеханова (племянника Г.В. Плеханова) и его детей за 1936-37гг. (именно Сергею Григорьевичу Н.И. Нижегородов и А.С. Бережанский в своей легенде "доверили" хранить и носить по городам и весям "Политическое завещание" Г.В. Плеханова)".4 ноября, после звонка одного из членов московской организации Социал-демократической партии, назвавшего фамилию А.С.Бережанского в качестве автора возможной публикации, Т.И. Филимонова позвонила Александру Самуиловичу Бережанскому: "…Александр Самуилович не стал отрицать свое участие в подготовке "Завещания", хотя и заявил, что "писал" не он. Однако "мысли", высказанные в "Завещании", он лично находил "интересными", поэтому хотел бы услышать мнение научной общественности… НО мое предложение напечатать "документ" в научном издании его не устроило, и 30 ноября 1999 г. в "Независимой газете" фальшивка была опубликована".

Александр Бережанский: "Завещание" принадлежит именно Плеханову

            Именно Александр Бережанский выступил в "Независимой газете" в качестве специалиста, подтверждающего подлинность Завещания: "Во-первых, тематика завещания продолжает, а в некоторых случаях как бы завершает темы его статей и выступлений 1917 года. Это относится к оценке тактики, идеологии и политики большевиков и В.И. Ленина теперь уже после взятия ими власти, разъяснению того, что от теории Маркса и Энгельса у большевиков осталась одна фразеология. Критика Плехановым Ленина и большевизма - глубока, всестороння и предельно объективна; его предсказания краха большевистского социализма - поразительно верны; его анализ капитализма - современен. Во-вторых, при ознакомлении с текстом чувствуются плехановская терминология, типичные плехановские выражения, сравнения, отдельные употребляемые им слова (в примечаниях к "Политическому завещанию" приводятся соответствующие аналоги из работ Г.В. Плеханова). В-третьих, в ряде случаев Плеханов говорит о таких фактах, которых кроме него никто знать не мог. Они укладываются в рамки уже известных о нем сведений и вместе с тем дополняют его биографию. Это относится к указанию, что он, будучи землевольцем, в течение 3-летней революционной деятельности в России не расставался с револьвером и кастетом (у Розалии Марковны говорится, что он только спал с оружием под подушкой). К сообщению о влиянии брата Николая на преодоление в отрочестве своей застенчивости и скромности, унаследованной от матери… В-четвертых, подлинность завещания, его принадлежность Плеханову удостоверяет очень важный документ - "История написания завещания", продиктованная Л.Г. Дейчем спустя месяц после смерти Плеханова. Вопрос о достоверности этого текста опять-таки, по существу, сводится к доказательству того, что он принадлежит Дейчу. Наконец, необходимо отметить строгое соответствие хронологии событий в "Истории написания завещания" с дневниковыми записями Дейча, а также недавно опубликованными письмами Р.М. Плехановой к А.И. Любимову за то же время.И последнее. Приводимые выше соображения о достоверности текста в полной мере относятся к первым 6 разделам завещания. Что касается …тех его страниц, где рассматриваются возможные пути и основные этапы утверждения социализма в России, проблемы экологии, технического прогресса и некоторые другие, то авторство Плеханова нельзя подтвердить, как в отношении предыдущих разделов, ссылками на его работы, поскольку никогда раньше, в том числе и в 1917 г., он их не затрагивал. В то же время нельзя, как нам представляется, с полной убежденностью и отрицать хотя бы возможность принадлежности этих страниц Плеханову..."

"Верю - не верю"

            Итак, первый из доводов, приведенных Бережанским в пользу подлинности Завещания - это продолжение и завершение тем, неоднократно поднимаемых Плехановым на протяжении всей его жизни. Однако, признание Т.И. Филимоновой компилятивного характера Завещания (си речь, несамостоятельная научная или литературная работа, основанная на использовании опубликованных произведений) требует использования как раз уже известных работ и тематик. Куда проще при создании подделки "повытаскивать" реальные цитаты автора, лишь изредка дополняя их своими мыслями, чем писать что-то от себя, выдавая за чужую работу. Поэтому подлинность "предсказаний" Плеханова, содержащихся в 7 главе Завещания, трудно подтвердить даже некритически настроенному историку.

            По второму пункту доказательств, в котором разошлись директора Домов Плеханова, а именно: чувствуется ли в тексте плехановская терминология, не плехановеду самостоятельно не разобраться. Поэтому оставим терминологию на совести и в компетенции специалистов.

            Но третье утверждение Бережанского о существовании в завещании фактов, которые кроме Плеханова никто знать не мог, вызывает умиление. Действительно, кто кроме Плеханова мог знать , что он постоянно в течение трех лет носил с собой оружие, если ни он сам, ни кто-либо другой об этом никогда не упоминал? Но интересно также КТО кроме самого Плеханова, восставшего из могилы, может доказать что он его действительно носил. Такие мелкие детали, выплывшие на свет, когда никого из очевидцев не осталось в живых, безукоризненны в своей бездоказательности.

            Четвертое доказательство, удостоверяющее подлинность "Завещания" - "История написания завещания", продиктованная Л.Г. Дейчем спустя месяц после смерти Плеханова. Поскольку "История написания завещания" не была написана рукой самого Дейча, доказать, что он действительно автор этого документа практически невозможно. Невероятно также, чтобы Лев Дейч, в течение 23 лет постоянно и близко общаясь с женой Плеханова Розалией Марковной, занимаясь с ней публикаторской деятельностью и являясь одним из основателей Дома Плеханова, скрывал столь важный документ или хотя бы информацию о его содержании. К тому же у него была блестящая возможность перевезти "Завещание" в 1922-1923 гг. во Францию, куда он был командирован для переговоров с наследниками Плеханова о передаче СССР архива и библиотеки Георгия Валентиновича. В архиве Дейча нет никаких следов его причастности к составлению Плехановым "политического завещания".

            И, наконец, приводимая в доказательство "строгая хронология событий" тоже кажется сомнительной. Даты называемые Дейчем в якобы продиктованном им документе часто не совпадают, с упомянутыми им в письмах, а также сохранившихся на почтовых штемпелях.

            Хотелось бы также привести слова вдовы Плеханова, которая безотлучно находилась при нем все время его болезни. Розалия Марковна вспоминала, как после смерти Георгия Валентиновича ее упрекали, что она не привезла в Петроград политического завещания Плеханова. Его дочери тоже были огорчены тем, что не получили от отца прощального письма. "Но, признаюсь, у меня не хватило духа говорить с ним об этих его предсмертных обязанностях. Я старалась, чтобы он меньше думал о приближении смерти".

Последний аккорд

            Заключительная точка в истории с Завещанием еще не поставлена. Так и остается недоказанными ни его подлинность, ни фальсификация. Ясно одно: появление Политического Завещания Плеханова сегодня - не случайность. Видимо стране, страдающей хронической "безыдейностью, требуется найти в своей истории Человека, масштабную личность, не запятнанную участием в кровавых расправах над собственным народом. Отыскать некую положительную альтернативу ленинизму, а затем и сталинизму. Другой исторический путь, пойди по которому Россия, как знать, стране не пришлось бы переживать эти страшные экономико-политические ломки, результаты которых все мы можем наблюдать. Для кого-то таким Человеком, такой личностью, такой альтернативой является великий мыслитель, теоретик и философ - Георгий Валентинович Плеханов.

В оглавление


Hosted by uCoz