Логин Заголовок

На главную

СВОБОДА! СПРАВЕДЛИВОСТЬ! СОЛИДАРНОСТЬ!

Андрей Мальцев

Энгельс. Прогноз времени социалистической революции

Андрей А. Мальцев

Некоторое время назад я разместил заметку Удивительный пример крайне хронологически точного предсказания, в которой приводил ориентировочные оценки Энгельса – когда же произойдет социалистическая революция в Европе и рабочий класс возьмет власть. Этот предполагаемый период можно было определить из вскользь брошенного замечания Дюрингу. Период этот начинался в ХХ веке и ограничивался где-то 30-ми годами ХХ столетия. В этот период попадают как революция в России 1917 года, как приход к власти в Италии корпоративистов Муссолини, как национал-социалистическая революция в Германии 30-х годов, так и одновременные реформы Рузвельта в США. Все эти события означали конец капиталистической формации и переход к формации пост-капиталистической. Тем не менее, этот прогноз, хотя и блестяще сбывшийся, представляет собой просто экспертную оценку – он дается как факт, без какой-либо дополнительной аргументации.

Однако у Энгельса есть и более подробный прогноз – когда же рабочий класс возьмет власть, т.е. социалистическая революция станет реальностью [Энгельс Ф. Социализм в Германии // Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения. Т.22. – М.: ГИПЛ, 1962. – С.247-264.]. Энгельс (стр.252) анализирует рост числа голосов, отданных за социалистов на выборах в Германии с 1871 по 1890 года, и делает вывод: «На выборах 1895 г. мы можем поэтому рассчитывать по меньшей мере на 2,5 миллиона голосов; это число, однако, к 1900 г. Может увеличиться до 3,5 – 4 миллионов из 10 миллионов избирателей, внесенных в списки.»(стр.253).

Далее он анализирует буржуазные партии, этих партий четыре, и каждая из них имеет от 1,1 до 1,4 млн. голосов, и говорит: «Это означает такое положение, при котором солидная партия, располагающая свыше 2,5 миллионов голосов, может заставить капитулировать любое правительство.» (стр.253). Далее на этой же странице он отмечает, что в армии идет рост популярности социалистов и к 1900 году армия в большинстве станет социалистической. Таким образом, Энгельс делает вывод, что победа рабочей революции неизбежна.

В таких условиях вероятна контрреволюция.«Без сомнения, они будут стрелять первыми. В один прекрасный день немецким буржуа и их правительству надоест пассивно наблюдать все возрастающий подъем социализма; они прибегнут к беззаконию, к насильственным действиям. Что это даст? При помощи насилия можно задушить маленькую секту, действующую на ограниченной территории; но нет еще такой силы, которая была бы в состоянии уничтожить партию в два миллиона человек, рассредоточенных на всем пространстве огромной империи. Насильственная контрреволюция может, пожалуй, задержать на несколько лет победу социализма, но лишь для того, чтобы затем эта победа стала еще более полной и прочной.» (стр.254).

Таким образом, Энгельс полагал, что в конце XIX века социалисты в Германии приобретут вес, позволяющий им влиять и даже контролировать правительство. А если рост влияния социалистов продолжится (влияние на правительство без сомнения приведет к росту влияния партии в массах), то где-то в районе 1910 года поддержка социалистов на выборах превысит 50% граждан. Это в случае мирного развития событий, т.е. без контрреволюционного путча или большой европейской войны. Как мы знаем, события развивались примерно так, как предполагал Энгельс, и привели в конце концов к Первой Мировой войне. Энгельс рассматривает такую вероятность, как вполне реальную: «Все сказанное выше имеет силу лишь при том условии, что экономическое и политическое развитие Германии будет продолжаться в условиях мира. Война изменила бы все положение дел. А война не сегодня-завтра может вспыхнуть.»(стр.255). Однако, главным разжигателем войны Энгельс полагает Россию: «России нужен прежде всего источник постоянной вражды между Францией и Германией. Примирите эти две большие страны, и с русским преобладанием в Европе будет покончено. Но раздробленная таким путем Германия была бы не в состоянии выполнить подобающую ей роль в историческом развитии Европы.»(стр.257). Защищаться от России – прямая обязанность германской демократии:«А ведь Социал-демократическая партия Германии вследствие непрерывных тридцатилетних усилий и принесенных за это время жертв завоевала себе такое положение, которого не занимает ни одна социалистическая партия в мире, положение, которое обеспечивает ей в течение короткого срока переход политической власти в ее руки. Социалистическая Германия занимает в международном рабочем движении самый передовой, самый почетный, самый ответственный пост; ее долг – защищать этот пост до последнего человека против всякого нападения. /…/

В интересах европейской революции они обязаны отстаивать все завоеванные позиции и не капитулировать ни перед внешним врагом, ни перед внутренним. А это они смогут выполнить лишь в непримиримой борьбе с Россией и всеми ее союзниками, кто бы они ни были.» (стр.258). И далее – по отношению к Франции, оказавшейся союзницей России: «А в особенности по отношению к республике, поставившей себя на службу русскому царю, немецкий социализм безусловно представляет пролетарскую революцию.» (стр.259).

И далее вывод (статья написана в 1891-92 годах):«Подведем итог. Мир обеспечит победу Социал-демократической партии Германии приблизительно лет через десять. Война же принесет ей либо победу через два-три года, либо полный разгром, от которого она не оправится по крайней мере лет пятнадцать-двадцать.» (стр.259). «И поэтому социалисты всех стран стоят за мир. И если война все-таки разразится, тогда несомненно лишь одно: эта война, в которой от пятнадцати до двадцати миллионов вооруженных людей стали бы истреблять друг друга и опустошили бы Европу так, как она никогда не была опустошена, – эта война должна либо привести к немедленной победе социализма, либо настолько потрясти старый порядок вещей и оставить после себя такую груду развалин, что существование старого капиталистического общества стало бы еще более невозможным, чем прежде, и социальная революция, хотя и отодвинутая на десять или на пятнадцать лет, должна была бы затем одержать более быструю и основательную победу.» (стр.259-260).

Как видите, вполне конкретное предсказание.

В случае мирного развитияя событий – победа социалистов в Германии в первые десятилетия ХХ века. Энгельс, правда, несколько оптимистично оценивает рост социалистов в мирной обстановке – через десять лет, т.е. в районе 1902 года, социалисты в Германии не победили. Именно в этот момент Э.Бернштейн и сказал, что социализм-то уже должен был бы начаться, а раз этого нет, следовательно, в теорию надо внести некоторые коррективы. Но война на самом деле накатывала (это ощущение надвигающейся войны сквозит во многих работах Энгельса того периода), что не могло не сказаться на точности прогноза. Энгельс тут исходил из скорости роста рейтинга социалистов в предшествующие годы. Но подобный рост подвержен колебаниям. И хотя рейтинг социалистов рос, они не успели до войны набрать необходимую численность для взятия власти мирным путем.

А вот если отсчитывать от начала войны, то – либо победа через три года, после ее начала, либо разгром, и тогда тоже победа, но отодвинутая лет на пятнадцать. Мирное развитие событий, как известно, было прервано войной в 1914 году, т.е. в тот примерно момент, когда можно было ожидать мирной победы. Война вмешалась в этот процесс и через три года привела к революции, но не в Германии, а в России. В Германии революция произошла через год (в 1918), но проиграла. Тем не менее, рабочий класс оправился, и, как и предполагал Энгельс, через пятнадцать лет после окончания Первой Мировой войны партия рабочего класса победила на выборах. Правда, это оказалась не СДПГ, а НСДАП.

То есть прогноз сбылся буквально с точностью до года. Но несколько не так, как это предполагали сами марксисты. Возможность социалистической революции в России предполагалась, но только в случае одновременной революции в Германии и Франции – именно в этом случае Маркс с Энгельсом допускали эволюцию еще существовавшей в России общины к социализму. Русская же революция произошла в условиях капиталистического окружения. Произошедшая чуть позднее на волне Великого кризиса 1929 г. рабочая революция в Германии оказалась не социалистической, а национал-социалистической. Но поскольку пост-капиталистическое (постиндустриальное, социалистическое) общество отличается от буржуазного обобществлением собственности на средства производства (например, в виде капиталистической кооперации) и активным государственным вмешательством в анархию рынка, а также развитой системой социальных гарантий (к примеру, пособия по безработице), что позволяет блокировать кризис неплатежей, а это произошло и в России, и в Германии, и в США (Объективность в Истории), то можно констатировать, что сделанный Энгельсом прогноз времени перехода от капиталистической общественно-экономической формации к следующей более прогрессивной формации выполнился исключительно точно.

В оглавление